Спортивное оборудование и экипировка для любителей и профессионалов

(8652) 77-40-88

Карта проезда                                                 

                                                    

 

 

Хроника восхождения

Герчикова Полина

 

Вот и подошли мы от ожиданий к воспоминаниям.....

Нас  в группе  было 14 человек: три девушки, остальные – крепкие ребята  в расцвете сил и  два инструктора: Света и Яша. Кажется, Петербург что-то смыслит в отдыхе, потому что жители именно этого города  ежегодно наполняют группы. Так и в этот раз, все за исключением меня, моего друга Алексея и Феликса были из северной столицы. Феликс был прислан  госпожой Британией и сразу окрещен английским шпионом на задании, поскольку успел побывать в Грузии и дальше держал путь в Осетию. Команда из шестерых представляла питерскую компанию по перевозке грузов. Как я поняла, кто-то из их числа, весьма далёкий спортивного туризма, выбрал форму отдыха, и они до конца не подозревали, на что решились. Последних упомяну двух девушек, совсем не хилого десятка.

1-й день

Мы просидели в аэропорту, поджидая растянувшееся на весь день прибытие группы. И вот Кабардино-Балкария:  дорога в ущелье  вдоль широкой и шумной, с темными водами реки Баксан. Только к восьми вечера, наконец, отужинали в гостинице поселка Эльбрус.

2-й день

Мы отправились на акклиматизацию на перевал Ирикчат (3667м.).

 

 

Всё Приэльбрусье меня поразило своим ощущением Невского проспекта. Везде  снуют туристы, стоят палатки. Дорога на перевал настолько простая и обхоженная, что я без труда бы отвела туда сама. Дело в том, что акклиматизироваться на Ирикчате куда приятнее, чем на самом Эльбрусе, поэтому  был выбран этот маршрут.  Поднимались мы два дня. И в целом провели в долине за отсутствием одной ночи трое суток. Перевал меня очень  поразил не сам по себе, а своим соседством с гигантом. Представьте, идешь на перевал два дня, почти 3700 м. (я и выше то не ходила), достигаешь цели, как всегда не очень гостеприимной (дождь, ветер) и тут открывается он, Минги тау, вершиной скрытый в облаках, кажется, что он как минимум в три раза выше достигнутой точки. Он лежит рядом как огромный спящий монстр. Это  меня тронуло более, наверное, чем все прочее.

 

 

Вечером – Крокодил, безусловно. Презабавная игра, когда один из участников изображает загаданное слово жестами. И если слово интересное, то выход может быть очень театральным.

 

 

Лёха пустил утку, что я вообще хожу в походы ради крокодила.  Меня очень возбуждает эта игра и «накрокодиленную»,  перед сном, довольно трудно успокоить.

 

 

Ну, а он только тем и занимается, что поджидает нелепые рожицы, чтоб запечатлеть для истории.

 

 

Долина была красивая и живая. Паслись дикие табуны. Один храбрый парнишка,  откушав наше угощение, совсем подался в други. Вороной, необъезженный! Мечта!

 

 

Самое забавное – это осел:  бежит навстречу в долине, улыбается, будто гостей долгожданных встречает. Все, естественно, обнимать и фотографироваться, а я – хитрее. Дай, думаю, подъеду чуток. Но он, братец, не дурак. Упёрся характерно!

 

 

4-й день – многочасовые сборы, приготовления, подступления! Ездили в прокат. Мы с Лёхой брали только кошки. Мои новые ботинки Scarpa посоветовали скотчем обмотать, чтоб наверняка не пропустили влагу.  

Потом как-то оказались мы в кафе, Питерские пузатики плотно отобедали перед подъёмом. Канатка:  три  очереди - и мы на 3800 м. Сам перепад составляет 1600 м., так как высота Терскола – это уже 2300 м.

Сразу наступила глубокая осень. Наша задача была подняться до 4200 м. Это Приют Одиннадцати. Всего 400 м.— час пути. А в желудке уже харчо, два хычина, шашлык и салат. Это я не про себя.  Я ограничилась айраном, сухофруктами, орехами. Я просто ёрничаю, потому что  меня это позабавило. Рюкзаки самые тяжелые, а воздух уже разряжённый.  Думаю, что этот переход стал для большинства решающим.

 

 

Кстати, у своего подножия  Эльбрус меня очень испугал. Сразу от Приюта Одиннадцати начинается подъём и месиво. Растрескавшийся, брызжущий ледник. Весь путь только тем и занимаешься, что перешагиваешь потоки и ледяные колодцы.  Это напрягало нервы, потому что, наверное, больше всего я боюсь трещин и холода, к тому же,  поскользнувшись и намокнув, я облегчу задачу и без того холодного ветра.

 

Но выше шоссе изменилось, на 4200 м – это был в основном мокрый снег с маленькими потоками, замерзающими ночью. Лагерь мы разбили в скалах. Чтобы совсем уютно это – не скажешь. Ветер изрядно теребит  тент, руки мерзнут, как только скрывается солнце. А вот тут я опростоволосилась: проголодавшись, решила налакаться супа с тушёнкой, так как подъёмов не ожидалось. И таким образом,  обеспечила этому вареву  полусуточное  провисание в своём желудке. Помимо всего,  он ещё стал затруднять дыхание в горизонтальном положении. Всю ночь я была неваляшкой. Больше я особо серьёзного ничего не ела там, акромя чая, «печенюх» да «ништяков». Ударилась в глубокое вегетарианство, если не сказать, что совсем в голод.

5-й день – это радиалка на скалы Пастухова(4800 м.)

 

 Ребята просятся отдохнуть перед Эльбрусом. Объяснили, что акклиматизация необходима. Вздохнув, "спортсмены" посунулись вверх. Два с половиной часа—там немного поплюхались  в снег, производя «работу по самозадержанию с палками и ледорубом»,  и обратно.

 

 

Кошки, как элемент снаряжения, мне очень понравились. Вездеходы. Классная штука!

 

 

Так же существенно облегчали задачу купленные для этого восхождения трекинговые палки Венто, хоть и недорогие, но очень удобные.

Ах да, самое главное-Эльбрус всё время – в шапке и тут вот, часа в три дня, в вечер перед нашим выходом, очистилось небо, и он открылся. Очень впечатляюще!  И будто плёвое дело - сходить до вершины. Я сразу представлять фото. Как я буду хвастаться.... После прогулки я объективно поняла и всю сложность, но  и реальность восхождения для меня.

 

 

Ночь выхода. Звёздное небо. Все приметы только в нашу сторону. Я позитивничаю. Кроме несварения у меня еще непроходящая головная боль с Ирикчата. Веду себя очень бодро, даже слишком для высокогорья. Диагностировали,  как горная болезнь.

А вернёмся к нашим восходителям. Двоих тошнило с дальнейшими последствиями еще после харчо и шашлыков, то есть,  в первый день. Перед выходом дозрели остальные. Словом, четверо полностью отказались идти, четверо решили попробовать, но облегчить свою участь с помощью ратрака, гусеничной подъёмной машины. Сил у них на два часа пути больше, так как ратрак идет только до скал Пастухова. По-честному, по-спортивному в два часа ночи выступили мы впятером: три девушки, Феликс и Алёша. Напомню, что небо звёздное и очень тепло (до -10С). Света поехала с остальной четверкой на ратраке, Яша сопровождал нас. От недосыпания и  недоедания мне стало плохо раньше других:  затошнило после часа ходьбы, и появилась  сухость во рту. Тошнота совсем то и нестандартная, она сопряжена с недостатком кислорода и быстро уничтожает мышечную систему. И тут мне открылась мудрость - я поняла, как надо дышать. Прижатая экстремальными условиями,  ситуацией, которую не изменить, я стала дышать глубоко, как я называю, это до щелчка, как мы иногда делаем это раз в сутки, когда расслабляемся, и на каждый шаг. Я  рада, что мне стало плохо еще в самом низу, и я поняла, что нужно делать. Спустя пять минут лёгкие насытились, бодрое состояние восстановилось, и больше я не останавливалась, дышала даже отдыхая. Скоростные возможности резко возросли. Я могла идти быстрее и постоянно просила Яшу не останавливаться на минуту, а идти. Кстати, ещё и потому что короткие остановки сбивали дыхание. Лично про себя могу сказать, что снег на Эльбрусе необычайно вкусен и бодрящ.  Апельсин на скалах Пастухова был похож на райское угощение. 

 

 

Взошло солнце – для нас это ничего не поменяло. Разве что можно было выключить налобные фонарики. Ветер сильнее, градус ниже, видимости никакой. Девочке из Питера, Ане, сделалось дурно, мы пытались её откачать чаем, но ничего не вышло. Надо было ждать любую спускающуюся группу, чтобы отправить  её вниз. Ожидание было недолгим, но холодным. У меня терморегуляция плохая — коченею я  сразу. Пришлось танцевать, подведя инструктора к вопросам,  всё ли у меня хорошо.  Отправив Аню вниз, двинулись дальше, уже понимая, безнадёжность подъёма. Все, конечно, честолюбивые: подавай вершину им, хоть эта вершина мало чем отличается от старта в такую погоду. Встретили развернувшуюся Свету с  четвёркой  таки дерзнувших лентяев.  Все решили идти до седловины как до серьёзной точки, я, понимая, что могу, сделав фото  прямо на косой полке, сказать, что это вершина, решила идти только в надежде на улучшение погоды. Не могу сказать, что зря сходила: очень мне стало весело под седлом. Эпизод горной эйфории. А повод безумно примитивный. Яша оглянулся на Феликса, а тот что-то несуразное начал делать, ну Яша же во весь голос Лёхе: «Его там что штырит?» Естественно, Феликс слышит, но "не понимай". И мне вот это третье лицо в лицо до того рассмешило, что я начала задыхаться, и как естественно, когда не отсмеёшься как следует, смех начинает преследовать тебя. И дальше я топаю вслед за инструктором с периодическими взрывами хохота, совершенно для Яши непонятного. Хотя, он, конечно, сразу объяснил его себе единственно возможным на высоте способом и начал брезгливо-участливо оглядываться, отчего мне стало ещё смешнее. Потом я начала засыпать, особенно на минутных остановках. Ну,  а затем была памятная фотография на седле.

 

 

И поскольку наслаждаться было совсем-таки нечем: ветер притащил осколочные льдинки и много крупы,  мы развернули свои кошки под горку. Когда вышли из облака, стало ясно, что погодой обижена была не только верхушка. Довольно мрачно было и на Пастухова и ниже.

Группа, поскольку не сильно напряглась, решила спускаться в долину тем же днем. Мне же нужно было только одно – отдых! И тут после всех тягот – собирай палатку, тащись до канатки, спускайся, затем в прокат. Ох, как я была перекошена от злости! Лёхе достался самый лучший кус этого настроения. Он был и подлым, и предателем, потому что сам едва волоча ноги, не собрал мне рюкзак и палатку. Подобрела я, когда, наконец, спустившись в долину нарзанов, накушалась  арбузов и помидоров. Вечером вся группа отправилась в баню, но  мы с Лёхой отказались от сего удовольствия в пользу многочасового сна. Остальные два дня, резервные на случай непогоды, мы провели в этой же долине, наблюдая, наконец, раскрывшийся потенциал  сильной части группы. Оказывается, они на многое способны! А какие голоса! Ревели как медведи среди ночи.

 

 

Утром их три часа искали, строя нерадостные предположения, что они свалились в Баксан, а они, оказывается, "присели на пять минут под кустом" и забылись.

Так и не дождавшись победной развязки, отправились мы в родное Ставрополье,  жуя кабардинскую халву и чучхелу, а кто просто попивая нарзанчик, потому как более ничего не можно было.

А дома – попытка объяснить людям интересующимся, но далёким - что это было: спорт или отдых, борьба с природой или слияние, преодоление себя или удовольствие? Как рассказать, чтобы им тоже захотелось? Должно быть, это инстинктивное желание, потребность человека в движении, как в смысле жизни и единении с природой. И, наверное, это щекочущий нервы восторг только через призму трудностей может быть получен и оттого словами трудно передаваемый.

 

В суету городов и в потоки машин

Возвращаемся мы - просто некуда деться! -

И спускаемся вниз с покоренных вершин,

Оставляя в горах свое сердце.

В. Высоцкий

 

 

 

                               

                                            ©2012 "Экстрем Тур"

 

 

Партнеры

Left
  • VENTO
  • Skif
  • СКФА
  • ak-sai
  • kcetk
  • Клуб любителей путешествий
  • OZONE
  • MORE ГОР
  • Гид-проводник
  • Турагенство ЭТС
Right